Месяц: Январь 2019

Домашние жеребцы «Любкины Кони»

8. Истории наших клиентов

После переезда из города в свой дом в деревне, Любовь решила завести себе лошадь. В результате некоторых поисков ее выбор пал на рыжего трехлетнего арабского жеребца Низама (по паспорту Майбаха), которого она видела только на фотографиях. Каким представляется себе трехлетний жеребец, да еще и араб? Так вот, Низам оказался совсем не таким! Когда морозной ночью на конюшню приехал коневоз, и открылась дверь, из-за нее показался… маленький лошаденок. Худой, с заросшими копытами и с сильным разметом на всех четырех. При виде воплощения своей мечты, Люба не знала, смеяться ей или плакать! По характеру он оказался трепетным и подозрительным, но легко обучаемым.

Три месяца он стоял на постое, после чего в мае Люба перевезла его домой. В распоряжении Низама оказались сарай и пастбище размером в 2 гектара, огороженное с трех сторон электропастухом, а с четвертой — речкой, которые он делил с коровами. Дружбы между ними, к сожалению, так и не сложилось. То они, словно на заставке для экрана компьютера, паслись рядом на зеленом лужку, то Низам гонял коров по пастбищу туда и обратно, а вслед за ними, ругаясь, бегала хозяйка! Было решено разделить коня и коров, а через какое-то время коров продали, и Низам заскучал.

Прошла пара лет, и мама Любы решила, несмотря на свой шестидесятилетний возраст, начать ездить верхом. Низам не годился на роль лошади для новичка, Любовь вместе с мамой ездили верхом у знакомых, а потом было решено завести вторую лошадь. По стечению обстоятельств, выбор пал на полуторагодовалого табунного башкира по имени Стрелец. В табуне он вел себя тихо и покладисто: все пошли — и он пошел, все остановились — и он остановился. Он тоже был тощим, как когда-то и Низам, старшие лошади гоняли его от сена. Когда он приехал в новый дом, он был очень голодным, кроме еды он не видел ничего! Его выпустили на пастбище к Низаму, но Стеня тут же уткнулся в траву и, казалось, даже не заметил, что рядом есть другая лошадь. Низам всячески пытался обратить на себя внимание новичка: нюхал, покусывал, брал зубами шкуру и оттягивал, но Стеня будто бы ничего этого не чувствовал, только ел, ел и ел. Максимум — подкидывал попой в знак протеста. Так стабунивание и произошло.

Когда Стеня немного отъелся, они стали бегать и играть с Низамом с жеребцовские игры: вставать на свечи и ходить на задних ногах, щипать друг друга за передние ноги сзади, ставя противника на поклон, устраивать проскачки и т.д. Несмотря на то, что игры выглядят иногда страшновато, они остаются игрой и вполне отличимы от поединка всерьез, хотя после них шкура у обоих бывает слегка погрызена. Зато оба коня накачали себе отличные мышцы, у Низама подтянулся сенной животик, а главное им вместе хорошо и весело, они пасутся рядом, чешут друг друга и везде ходят вместе. Знакомые конники предостерегали Любу, что когда Стеня вырастет, а особенно если будет крыть, он начнет драться с Низамом, и дружба закончится, но этого не произошло. Стеня уезжал к кобылам на два месяца, и Низам очень скучал по другу, а когда тот вернулся, дружба продолжалась как ни в чем не бывало. К слову, Низам в своей жизни тоже крыл, но очень задолго до знакомства со Стеней.

Прошло чуть больше года, и у жеребцов появился третий друг, пони Первоцвет, тоже жеребец. Это было не истощенное молодое животное, а полный сил ровесник Низама, восьмилетний производитель, да еще и с самомнением Наполеона. В его случае стабунивание растянулось на дольше. Сначала Любовь выпускала его гулять так, чтобы он и другие кони могли друг друга видеть лишь издалека. Потом пробовала под присмотром выпускать их через сетчатый забор друг от друга так, чтобы они могли нюхаться. Низам не проявлял особых эмоций в отношении новичка, а вот Стеня бил по воротам передней ногой, будто пытался их открыть, чтобы добраться до этого незнакомого малявки! Приблизительно через неделю Люба разделила электропастух на две части, в одной закрыла Низама и Стеню, а в другой стала гулять с Первоцветом вдоль изгороди, попутно знакомя его с пастухом. Когда пони научился уважать ленту, а большие кони перестали проявлять к нему повышенный интерес, стало возможно выпускать его с ними в соседние электопастухи, а потом пробовать на 15 минут по одному запускать к нему коней, несколько раз по кругу, после чего на день оставлять их пастись раздельно. За эти 15 минут они успевали и попастись, и повизжать, и побегать. С Низамом все проходило спокойно, хотя он дольше гонял Первоцвета от кормушек с сеном (как в свое время и Стеню), а вот когда Стеня и пони оказались в одном пастухе, они стали выяснять, кто из них главнее. Территория пастуха (1 гектар) позволяла убежать проигравшему в конфликте, но стабунивание все равно проходило под присмотром. Стеня пытался объяснить новичку, что главнее здесь он, 3 раза они серьезно выясняли отношения. Один раз он так отбил по Первоцвету, что тот даже закашлялся! Но это его абсолютно не остановило, он тут же полез к башкиру опять. Казалось, он не сознает, что он маленького роста и уступает другим коням в силе и весе! В тот раз Любе пришлось развести их в разные пастухи, пока конфликт не перерос в серьезный.

В первое время пони ночевал в конюшне, потому что привык так жить. Остальные же кони очень мало в своей жизни стояли в конюшнях, и привыкли к круглосуточному уличному содержанию в любую погоду, просясь в конюшню только летом в жару, когда много слепней. Мороз и дождь им не страшны. В их распоряжении имеется трехстенный шелтер, куда они прячутся от ветра, две кормушки с сеном и в постоянном доступе вода. С утра, выводя пони из конюшни, Любовь вела его на чомбуре через ближнюю часть пастбища, собирая за собой остальных коней, все попытки выяснять отношения пресекая хлыстиком, и закрывала коней на дальнем пастбище, а пони оставляла на ближнем, после чего пробовала по одному выпускать к нему коней. Через пару недель Люба стала оставлять пони вместе с Низамом, запуская к ним Стеню на короткое время под присмотром и уводя его обратно в случае конфликтов, например, когда Первоцвет убегал от него, показывая подчинение, но Стеня все равно продолжал его гонять.

Окончательно выяснить отношения жеребцам помог случай. Люба с подругой и сыном отправились на прогулку в поле: на Низаме ехала подруга, на Стене в поводу Любин сын Макар, а пони просто шел с ними на свободе. Кони быстро организовались в смену: впереди гордо вышагивал своми маленькими ножками Первоцвет, за ним встал Стеня, а Низам всеми правдами и неправдами старался оказаться замыкающим. Что интересно, ни Низам, ни Стеня до этого в смене не ходили, но тут же оценили эту новую возможность. Как ни странно, после этой прогулки Стеня признал главенство Первоцвета и перестал так активно отвечать на его выпады, коней стало возможно оставлять вместе втроем.

Помимо выстраивания отношений с конями, Первоцвету поначалу было сложно еще и приспособиться к уличному содержанию. Вечером он стоял у выхода и просился в конюшню, но как только оказывался там, начинал проситься обратно, к другим коням. Ночью он неуютно чувствовал себя на пастбище — в то время как другие кони мирно паслись или ели сено в шелтере, он стоял и всматривался в темноту. Мог рысью сбегать в поле, удостовериться, что волков рядом нет, после чего возвращался и снова становился на пост, высматривая в ночи опасность. Люба поначалу опасалась, что большие кони не пускают его в шелтер к сену, раскладывала кучками дополнительное сено, но потом поняла, что он сам туда не заходит, ведь пост оставлять нельзя! Приблизительно через месяц Первоцвет окончательно привык к новой жизни, перестал ждать опасность и теперь вместе с остальными спокойно жует сено в шелтере из одной кормушки.

Что касается общения, кони любят проводить время втроем, всюду ходят вместе, занимаются грумингом и время от времени играют. Их игры — это ритуальное повизгивание, топанье ногой, щипки, они встают на свечки и пытаются напрыгнуть друг на друга сверху, или же наоборот покусывают друг друга за передние и задние ноги, стараясь поставить на поклон. В играх нет агрессии, щипки не перерастают в настоящие укусы. Они обычно по парам коротко играют, могут пробежаться кружок по полю, а потом пасутся рядом как ни в чем не бывало. Трудно сказать, кто из них главнее, скорее похоже, что иерархия между ними постоянно меняется, и устанавливают они ее как раз в своих ритуальных играх. Других лошадей в зоне их видимости нет. Раньше с другой стороны поселка жила кобыла, кони могли ее слышать, но не видели, поэтому никакой смуты в их взаимоотношения она не вносила.

По мнению Любы, основное при стабунивании жеребцов — это не спешить и дать им как следует познакомиться друг с другом, прежде чем выпускать их вместе. Как показал опыт со Стеней, когда кони голодные, им проще принять компанию друг друга, потому что еда для них важнее. Скорее всего, если бы еда была в виде сена в кормушках, события могли бы развиваться по-другому, но на пастбище, где еда в избытке, и сильному невозможно отогнать слабого от еды, повода для конфликтов меньше.

Источник: http://naturalhorsemanship.ru/stabunivanie-zherebtsov/

  • Поделиться:

Понравилась статья?
Вы можете выразить благодарность в денежном виде.
Деньги идут на развитие конюшни
и на сбор практической информации для статей.

Подпишитесь на новые статьи и получите книгу в подарок

Ваш email:

ru Русский
X